Аннотация


Оглавление
Введение

1.1 Положение
географии культуры
1.2 Структура
географии культуры
1.3 Геокультурное
пространство
1.4 Этноконтактные
зоны

2.1 Периоды
динамики ЭКЗ
2.2 Этногеография
до XIII века
2.3 Динамика
границ XIII-XIX вв.
2.4 Этногеография
1897 г.
2.5 Этногеография
1989 г.

3.1 ЭКЗ Белоруссии
3.2 ЭКЗ Латвии
3.3 ЭКЗ Эстонии
3.4 Сето-Печор. ЭКЗ
3.5 ЗКЗ Карелии
3.6 Ингерманланд. ЭКЗ
3.7 Другие внутр. ЭКЗ

4.1 Культ. ландшафты
4.2 Полит.-ист. основа
4.3 Диалекты
4.4 Топонимика
4.5 Полит. культура

5.1 Методика район-я
5.2 Северо-запад
России
5.3 Белоруссия
5.4 Латвия
5.5 Эстония

Заключение
Список литературы




3.4. Сето-Печорская ЭКЗ



Эстонские археологи и этнографы Х.А. Моора, Е.В. Рихтер и П.С. Хагу предложили гипотезу, что сету (ныне называющие себя «сето») являются этнической (этнографической) группой эстонского народа, которая сформировалась к середине XIX в. на основе чудского субстрата и более поздних эстонских переселенцев, принявших православную религию (Моора, 1956; Рихтер, 1961; Хагу, 1983а). Но существует также точка зрения, что сету - остаток самостоятельного этноса («автохтона») подобно води, ижорцам, вепсам и ливам.

I период (до Х в.). До появления славян пограничье современной Эстонии и Псковской земли заселяли финно-угорские и балтийские племена. Провести точную границу между районами расселения финно-угорских и балтийских племён достаточно трудно. Археологические находки свидетельствуют о существовании балтийских (в частности, латгальских) элементов к югу от Псковского озера вплоть до Х-ХI вв., когда на этой территории уже жили славянские племена кривичей (Ершова, 1988).

Заселение славянами-кривичами южного и восточного побережий Псковского озера началось предположительно в VI в. На рубеже VII-VIII вв. они основали городище Изборск в 15 км к югу от Псковского озера. Изборск стал одним из десяти древнейших русских городов, первое упоминание которого относится к 862 г. К юго-западу от Псковского озера, где проходила граница колонизированных славянами земель, ассимиляция почти не затронула местного прибалтийско-финского населения. Славянский Изборск оказался как бы вклиненным в земли, заселённые прибалтийской чудью, став самым западным городом псковско-изборских кривичей.

Политическая граница, обязанная своим становлением созданию древнерусского государства - Киевской Руси, прошла несколько западнее этнической границы. Граница между древнерусским государством и чудью-эстами, сложившаяся при Святославе к 972 г., в дальнейшем стала очень стабильной, просуществовав с небольшими изменениями вплоть до начала Северной войны (1700 г.). Однако в конце Х - начале ХI в. границы древнерусского государства временно отодвинулись далеко на запад. По древним источникам известно, что Владимир Великий, а затем Ярослав Владимирович брали дань со всей «лифляндской чуди» (История княжества…, 1831).

II период (Х - начало XIII в.). Это был начальный период славянско-чудского взаимодействия при наличии политических, этнических и конфессиональных границ (христианство на Руси, язычество у чуди). Часть чуди, оказавшаяся на территории древнерусского государства, а затем Новгородской республики, начала воспринимать элементы материальной культуры соседей - псковских кривичей. Но местная чудь оставалась частью чуди-эстов, противопоставление псковской чуди собственно эстам (эстонцам) проявляется позже. В этот период можно говорить скорее об анклаве чуди на русской территории.

Отсутствие в этот период чёткого этноконфессионального и политического барьеров позволяет сделать предположение, что уже тогда существовала русско-чудская ЭКЗ к юго-западу от Псковского озера. О наличии контактов чуди с псковичами свидетельствуют сохранившиеся отдельные элементы раннерусской культуры в религиозных обрядах сету - потомков псковской чуди (Хагу, 1983б).

III период (XIII в. - 1570-е гг.). Политическими событиями этого периода стали: образование в Прибалтике в 1202 г. немецкого ордена Меченосцев, а в 1237 г. - Ливонского ордена, и захват Орденами всех эстонских и латышских земель. Почти весь данный период существовала Псковская вечевая республика, которая уже в XIII в. вела независимую от Новгорода внешнюю политику, и только в 1510 г. была присоединена к Московскому государству. Псковичи и новгородцы вместе с эстами пытались противостоять агрессии немецких рыцарей ещё в начале XIII в. на территории современной Эстонии, но с потерей последнего оплота эстов - Юрьева, в 1224 г. русские войска оставили их территорию (Псков. Очерки…, 1990).

Политическая граница между Ливонским орденом и Псковской землёй превратилась в конфессиональный барьер. На землях эстов немецкие рыцари ввели католичество, западным форпостом православной веры являлся город-крепость Изборск.

Особенностью государственной и одновременно конфессиональной границы являлась её односторонняя проницаемость. С территории Ливонского ордена на Псковскую землю переселялись эсты, стремящиеся избежать религиозного и политического гнёта немецких рыцарей. Были и переселения больших групп эстов на русские земли, например, после восстания 1343 г. в Эстонии. Поэтому отдельные элементы католической религии, в частности, религиозные праздники, проникли на территорию, заселённую псковской чудью. Существовало одновременно три пути такого проникновения: 1) через контакты с родственным эстонским населением; 2) через новопоселенцев с запада; 3) через посредство католических миссионеров, действовавших на этих землях вплоть до конца XVI в. (Хагу, 1983б). Северная часть псковской чуди, проживавшая к западу от Псковского озера, некоторое время находилась под властью Ордена и была причислена к католической церкви (Гурт, 1906).

Большая часть псковской чуди всё же сохранила языческую веру. Многие дохристианские элементы культуры сохранились у сету и в наше время. В то же время этноконфессиональная граница между псковской чудью и русскими не была непреодолимым барьером: между ними происходил интенсивный культурный обмен.

IV период (1570-е - 1700-е гг.). Наибольшее значение имели первые десятилетия периода, особенно 1558-1583 гг. (Ливонская война). В это время псковская чудь окончательно приняла православие, тем самым, обособившись в культурном отношении от эстов.

Ещё в 70-е годы XV в. вблизи русско-ливонской границы был основан Псково-Печерский (Свято-Успенский) монастырь. В середине XVI в., во время Ливонской войны, монастырь становится крепостью - западным форпостом православия Российского государства. В начале Ливонской войны, удачной для русской армии (до 1577 г.), монастырь распространял православие в занятых русскими войсками областях Ливонии.

Государство придавало большое значение укреплению мощи Псково-Печерского монастыря, предоставив ему «пустопорожние земли», которые, по сообщению летописей, монастырь заселил пришлым людом - «беглыми эстонцами» (Аграрная история…, 1989). Но нет сомнения в том, что христианство по греческому обряду приняло и коренное население - псковская чудь. К тому же, беглых было явно недостаточно, чтобы ими можно было заселить все монастырские земли.

Однако псковская чудь, по причине непонимания русского языка, долгое время не знала Библии и за внешним обликом православия фактически скрывала язычество. Поэтому русские сомневались в истинности православной веры у «псковских эстов». Не случайно русские издавна называют сету «полуверцами» (Миротворцев, 1860; Трусман, 1890; Рихтер, 1979). Только в XIX в., под нажимом церковных властей, исчезли древние общинные ритуалы. На индивидуальном уровне языческие обряды стали исчезать лишь в начале ХХ в., с распространением школьного образования (Хагу, 1983а).

Таким образом, главным этническим признаком, отделившим сету от эстонцев, стала религия. И хотя вопрос о предках сету неоднократно дискутировался, большинство исследователей сошлось на том, что сету - коренное население, а не пришлые эстонцы из Вырумаа, бежавшие от гнёта немецких рыцарей (Трусман, 1890; Гурт, 1906; Рихтер, 1954). Впрочем, признавалось, что часть «полуверцев» всё-таки ведёт своё происхождение от переселенцев из Ливонии XV-XVI вв. (Трусман, 1897).

По окончании в 1583 г. Ливонской войны южная часть Ливонии отошла к Речи Посполитой. Государственная граница вновь восстановила размытый в годы войны конфессиональный барьер. Между предками сету и русскими активизировался обмен элементами материальной культуры (жилые постройки, одежда, вышивка и др.).

В первой трети XVII в. значительная часть Ливонии (Лифляндия) перешла к Швеции. В Лифляндии вместо католичества было введено лютеранство. Эстонцы, приняв лютеранскую веру, утратили почти все католические обряды, чего нельзя сказать о сету, сохранивших в своих обрядах более значительный католический элемент. С этого времени конфессиональный барьер разграничивал протестантскую и православную религию. Причём барьер стал фактически непроницаемым: исследователи отмечали отсутствие у сету элементов лютеранской духовной культуры (Гурт, 1906; Хагу, 1983а).

В пределах этноконтактной зоны, начиная с XVI в., и особенно в XVII в., появились новые этнические компоненты - первыми были русские переселенцы из центральных областей России (о чём свидетельствовал акающий говор), бегущие в пограничные районы и даже в Лифляндию, спасаясь от солдатчины и крепостной зависимости. Они поселялись на западном побережье Псковско-Чудского водоёма и занимались рыболовством. И, хотя первые поселения славян появились здесь ещё в XIII в., вплоть до XVI в. эти земли так и не были колонизированы русскими (Козлова, 1954).

Во второй половине XVII в., после раскола в русской православной церкви, начались массовые переселения старообрядцев (секты поморцев и федосеевцев) на побережье Псковско-Чудского водоёма. Район расселения сету оказался отрезанным русскими переселенцами-рыбаками от Псковского озера. С юга русские поселения вклинивались на территорию сету, почти разделив её на две части: западную и восточную. В вершине треугольника русских поселений располагался Псково-Печерский монастырь.

V период (1700-е гг. - 1919 г.). Значительные изменения в этнокультурные контакты внесла Северная война (1700-1721 гг.). Но ликвидация политической границы не привела к разрушению конфессионального барьера. Он продолжал существовать, несмотря на то, что граница между Лифляндской губернией и Псковской губернией (провинцией, наместничеством) не всегда соответствовала ему. Главную роль в сохранении конфессионального барьера сыграл Псково-Печерский монастырь, поддерживающий православие в своих приходах независимо от изменений политико-административных границ.

Тем не менее, благодаря исчезновению государственной границы, значительно облегчились связи эстов двух прибалтийских губерний с сету Псковской губернии. Однако конфессиональные и культурные различия привели к тому, что сету воспринимались эстами как «люди второго сорта» (Гурт, 1906). Поэтому проникновение элементов эстонской материальной культуры в область Сетумаа было затруднено. Зато сету выступали в качестве экономических (торговых) посредников между эстонскими и русскими землями, занимаясь перепродажей в русских губерниях тряпья и старых лошадей, купленных за бесценок в прибалтийских губерниях (Рихтер, 1954).

После отмены крепостного права, в 70-е гг. XIX в., в Сетумаа начали переселяться латыши и эстонцы, которым псковские помещики распродавали наиболее неудобные земли. Именно тогда появились хутора, основанные латышами и эстонцами. Хутора богатых русских и сету появились лишь в 1920-е гг. А в XIX в. сету не могли покупать даже сравнительно дешёвую землю.

В середине XIX в. почти полностью прекратилось переселение русских на западное побережье Псковско-Чудского водоёма. К этому времени средневеликорусские черты в культуре поселенцев были вытеснены северновеликорусскими благодаря последним переселенцам из северной России и экономическим связям с ней (Козлова, 1954).

К концу XIX в. процесс унификации культуры охватил всё русское и эстонское население приграничных районов. Исключение составили сету, которые, благодаря специфическому сочетанию этнических и конфессиональных факторов развития, сохранили многие архаичные формы материальной и духовной культуры. К примеру, народный календарь сету является результатом трёх конфессиональных напластований, всего же в верованиях сету можно найти шесть исторических пластов (Хагу, 1983а, 1983б).

Многовековые контакты сету и их предков с русскими привели к заимствованию значительного количества русских слов. Однако лингвистическое влияние русских на сету было небольшим. Сету говорят на южноэстонском диалекте (выруском поддиалекте) эстонского языка, который заметно отличается от литературного эстонского языка и почти забыт в самой Эстонии. Поэтому нередко сами сету называют свой язык самостоятельным, отличным от эстонского языка.

В самом начале ХХ в., когда на выруском поддиалекте ещё говорили на юго-востоке Эстонии, делался вывод о тождественности языка, на котором говорили сету, с эстонским языком. Но когда на юге Эстонии стал распространяться литературный эстонский язык, сету, сохранив старое наречие, стали рассматривать свой говор как самостоятельный диалект эстонского языка. При этом молодёжь сету, начиная с 20-х годов ХХ в., предпочитала говорить на литературном эстонском языке (Рихтер, 1954).

Общее число «полуверцев» в 80-е гг. XIX в. оценивалось в 12-13 тысяч (Трусман, 1890; Buck, 1909). Согласно переписи населения 1897 г. численность сету составляла 16,5 тыс. (Гурт, 1906). Наиболее быстрый рост численности сету пришёлся на конец XIX - начало ХХ в. По данным эстонских источников, их число к 1902 г. составило 16,6 тыс., а в 1905 г. превысило 21 тыс., т.е. достигло своего максимального значения за весь период существования (Maaleht, 1991). Вследствие столыпинской реформы, вызвавшей значительный отток сету во внутренние губернии России, их число в Сетумаа стало уменьшаться. К 1908 г. численность сету в Псковской губернии сократилось до 18,6 тыс. (Buck, 1909).

Переселение сету во внутренние губернии России началось сразу после отмены крепостного права и усилилось в период столыпинской реформы. Сету основали свои колонии в Пермской губернии и в Сибири, например, к востоку от Красноярска (Хайдак, Ново-Печоры и др.). В 1918 г. в Красноярском крае проживало 5-6 тысяч сету (Тынурист, 1994).

VI период (1920-1944 гг.). По Тартускому мирному договору между Эстонией и Советской Россией, заключённому 2 февраля 1920 г., весь Печорский край отошёл к Эстонии. На этой территории был создан уезд Петсеримаа (от эстонского названия Печор - Петсери). Другое название уезда, сохранившееся на юго-востоке Эстонии до сих пор, - Сетумаа.

Вместе с сету на территорию Эстонии попало и всё русское население Печорского края, так как новая граница между Эстонией и Россией не соответствовала этнической. При этом русское население Петсеримаа значительно преобладало над сетуским и эстонским. По оценкам эстонских учёных, в 1922 г. сету насчитывалось 15 тыс. чел., т.е. четверть населения уезда Петсеримаа. Русские составляли 65% населения уезда, а эстонцы - 6,5% (Setumaa, 1928).

По переписи 1926 г. численность сету и эстонцев составляла около 20 тыс. чел., но и тогда их суммарная доля лишь немного превышала треть населения Петсеримаа (Рихтер, 1954). С 1920-х по 1940-е гг. эстонцами была предпринята попытка ассимиляции как русских, так и сету. Согласно переписи населения 1934 г. общая численность эстонцев и сету в уезде Петсеримаа почти не изменилась по сравнению с 1926 г., но численность сету уменьшилась до 13,3 тыс. человек (22%). При этом эстонцы составляли более половины населения г. Печоры (Петсери), а сету в нём насчитывалось менее 3%. Печоры стали рассматривать как в средней степени обэстоненное поселение (Markus, 1937).

VII период (с 1945 г.). 23 августа 1944 г. на базе Псковского округа Ленинградской области была создана Псковская область. 16 января 1945 г. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР в Псковскую область вошёл Печорский район, организованный из 8 волостей и г. Печоры, входивших ранее в состав Эстонии. Территория двух эстонских волостей вошла в состав Качановского района, а в 1958 г., после его ликвидации, была передана Печорскому району (Административно-территориальное…, 1988).

Граница между РСФСР и Эстонской ССР рассекла область расселения сету (рис. 31), создав для разных групп сету различные условия для культурного развития. Было разорвано культурное единство Сетумаа. Ускорились процессы ассимиляции сету уже с двух сторон: эстонцев - в северной и западной частях, русских - в восточной и южной частях Сетумаа.

Рис. 31. Изменение территории расселения сету в ХХ в.

Разделение района расселения сету на две части было вызвано желанием проведения границы между Россией и Эстонией по этническому признаку. Но чёткой этнической границы между эстонцами (вместе с сету) и русскими, как обычно бывает в этноконтактных зонах, не существовало. Поэтому за основу проведения границы было взято преобладание русского населения. Но если до 1917 г. во всей области Сетумаа русское население преобладало, то за 1920-1930-е гг. соотношение в северной и частично западной частях Сетумаа изменилось в пользу эстонско-сетуского населения. Вместе с этими землями к Эстонии отошли и некоторые русские поселения, расположенные внутри этнических эстонских территорий. Но одновременно некоторые русские поселения на побережье Псковского озера оказались отрезанными от Печор эстонской территорией.

Расколотая на две части Сетумаа не получила культурной автономии, как это было до 1917 г. В псковской части Сетумаа численность сету в 1945 г. уже была меньше 6 тысяч и стала быстро сокращаться в дальнейшем, в т.ч. и за счёт обрусения части сету. В это время в Эстонии продолжался процесс эстонизации сету.

В советской статистике сету не выделяли в качестве самостоятельного народа, относя их к эстонцам. Поэтому о численности сету можно судить лишь косвенно, полагая, что они составляли подавляющую часть «эстонцев» в Печорском районе. В середине 1960-х гг. в Печорском районе Псковской области проживало уже не более 4 тыс. сету, а по данным переписи 1989 г. - лишь 1140 «эстонцев», в т.ч. предположительно 950 сету (Национальный состав…, 1990; Историко-этнографические…, 1998).

Основным фактором динамики численности сету Печорского района во второй половине ХХ в. стал миграционный отток сету в Эстонию. Так, за период с 1945 по 1996 г. общая численность сету в районе сократилась с 5,7 тыс. чел. до 720 чел., т.е. почти на 5 тыс. чел. При этом суммарная естественная убыль за это время составила всего 564 чел. (Историко-этнографические…, 1998). То есть механическая убыль за весь период составила около 4,5 тыс. чел.

Наибольший спад численности сету пришёлся на конец 1960-х гг. и на 1990-е гг. Миграционный отток сету из Печорского района в период с 1945 по 1959 г. почти достигал 100 чел. в год, а в 1960-е гг. - уже 200 чел. в год. Очевидно, что причинами массового оттока сету в Эстонию в это время была и разница в материальном уровне жизни, и практика обучения сету в школах на эстонском языке. В 1970-е гг. отток сету из Печорского района стал замедляться. В период с 1989 по 1996 г. был отмечен минимальный отток сету из России.

Таблица 9. Естественное и механическое движение сету Печорского района в период с 1945 по 1999 г. (рассчитано по: Историко-этнографические очерки…, 1998, с. 296)

Годы Численность на начало года (чел.) Общая убыль за период Родилось за период Умерло за период Естественный прирост/ убыль за период Механическая убыль за период Механическая убыль в среднем за год
1945 5.700 1.200 1.340 1.150 +190 1.390 99
1959 4.500
1970 2.360 2.140 420 530 -110 2.030 203
1979 1.630 730 130 350 -220 510 57
1989 950 680 90 350 -260 420 42
1996 720 230 30 190 -160 70 10
1999 500 220 10 70 -60 160 53

Главным фактором резкого сокращения миграционного оттока сету в первой половине 1990-х гг. стало установление государственной границы «барьерного типа», которая почти полностью изолировала печорских сету от своих родственников в Эстонии. Однако становление государственной границы привело к новой постановке вопроса об этнической самоидентификации сету (Никифорова, 1999). И в итоге выбор был сделан в пользу Эстонии, а период первой половины 1990-х гг. стал лишь временной отсрочкой перед началом новой миграционной волны, пик которой пришёлся на 1997-1998 гг.

По своим абсолютным значениям миграционный отток сету из России в Эстонию в 1998 г. приблизился к уровню 1950-х гг., а по своей интенсивности (т.е. доле выбывших ко всему населению сету в Печорском районе) превзошёл примерно в три раза даже самые неблагоприятные в этом отношении 1960-е гг.

В целом же в последнем десятилетии ХХ в. численность сету в Печорском районе сократилась настолько, что уже можно говорить не только о депопуляции, но и об исчезновении сету, о потере сету как этнокультурной единицы (Трошина, 1998). В начале 2001 г. общая численность эстонцев и сету в Печорском районе составляла 618 чел., в т.ч. количество сету среди них можно оценить не более чем в 500 чел., что составляет менее 2% населения Печорского района.

Таким образом, к началу XXI в. Сето-Печорская ЭКЗ (т.е. сето-русская ЭКЗ на территории Печорского района Псковской области) фактически полностью растворилась. Сохранился только западный сегмент некогда единой ЭКЗ, расположенный ныне в Эстонии и представляющий теперь уже не сето-русскую, а сето-эстонскую ЭКЗ. Впрочем, по официальной статистике такой ЭКЗ не существует, т.к. в Эстонии сету рассматриваются лишь в качестве этнографической группы эстонского народа.



© Интернет лаборатория Псковского Вольного института 2002 г.


Яндекс.Метрика Яндекс цитирования Valid HTML 4.01 Transitional Правильный CSS!


Жалюзи от производителя на окно . Купить жалюзи | корпоративные подарки спб